May 28th, 2012

june

(no subject)

проходит время – и вдруг обнаруживаешь, что почти все давние друзья – начальники каких-то больших отделов или ведут собственный бизнес. и на твои необязательные легкие слова в аське – в лучшем случае в ответ тишина, в худшем – некий странный отлуп, мол, время на фигню есть только у бездельников... и хочется после такого затереть все-все контакты, кроме, пожалуй, трех. и еще с лизолом замыть, чтобы забыть так забыть.
наверное, я непозволительно долго держу людей в сердце, в наше время надо быстрее обрывать все и обрастать новым, обрывать снова и снова обрастать... а мне это непонятно. вот же только-только бродили с фотоаппаратами по странным местам, и для меня это осталось по-прежнему интересным, а с той стороны – недоумение, о чем это она. в лучшем случае, опять же – как хорошо, что у тебя есть время на такие *пустяковые* занятия, а у меня дела-дела-деньги-встречи-поездки-кредиты-налоги-разводы-пока-мне-надо-писать-писать-финансовый-документ... и я понимаю – правда, пока. с той стороны я давно уже какой-то давний знакомый, странный человек, который все возится со своими бумажками, фотографиями одуванчиков, прочей "фигней" и никак не позврозлеет, никак не переплюнет заху хадид или хотя бы студию пиксар, и даже не собирается. и я понимаю – правда, с той стороны я – странный человек, давний знакомый, у которого до сих пор ни ипотеки, ни детей, ни кофемашины дома, ни хотя бы каннской награды за чем она там занимается. однажды с той стороны все стало пересчитываться на престиж и деньги, и одуванчики – они ведь не цветы даже...
как быстро и неотменимо время разделило нас в главном – оно разделило наш язык, и теперь мы не понимаем друг друга. вавилонская башня есть между каждыми двумя, она строится из общих слов и рушится, когда этих слов становится так мало, что они уже не в состоянии скреплять, стягивать этот выстроенный в двух головах мир, цепочки слов становятся короткими, все короче и короче, рассыпаются на буквы, а когда пытаешься поговорить, собираешь вроде бы прежние слова – уже все, мозаика не получается прежней, и если собирать – волей-неволей надо собирать новую, но у той стороны больше нет душевного движения в твою сторону – нет времени составлять общий язык.
я все учусь и учусь отпускать из сердца людей, у которых на меня нет времени, как-то откреплять и оставлять, чтобы их потихоньку замывало. но мне это дается трудно. даже несмотря на то, что появляются в жизни, поселяются в сердце новые прекрасные люди, с которыми общий язык зарождается сам собой, из космоса, фотографий цветов и камушков, чашек чая, почтовых марок, клякс туши и просмотра мультиков – и все это настоящее, живое, большое, вдохновляющее! даже несмотря на это – мне сложно отпускать из сердца людей, даже и тех, у которых на меня нет времени.
june

(no subject)

вот только вчера у миу прочитала, что для здоровья человеку хорошо бы двигаться 8 часов в день (не сидеть и не лежать). взгрустнула, что я та еще компьютерная приставка, как прямо сегодня отлично 7 часов поработала сидя (было бы меньше, если бы опять не отключали эл-во, а я так увлеклась, что забыла сохраняться и где-то час с хвостом работы ушел безвозвратно, я с горя даже пошла посуду всю перемыла перед тем как сесть за переделку). потом прописанные 8 часов прыгала-бегала-приседала в домашней суете (это я балкон решила помыть, лето же на носу, а он с прежних жильцов еще немытый, в ноябре и после как-то холодновато было. балкон был как из поговорки: маленький, да говнистый, извиняюсь! ^___^ конечно, балкон не виноват). ну и еще разное поделала. а потооом меня даже еще хватило на двухчасовую прогулку, правда, я с полдороги уже совсем не могла и хотела только домой и занять горизонтальное положение ))  сейчас пью шу пуэр, любимый, на ночь, одним глазом уже сплю, одним еще печатаю ;))
очень (!) люблю такие насыщенные дни, когда успеваешь много-много всего – и как-то все походя, легко, и получается в наилучшем виде, и время как будто заморозили. а бывает и наоброт: когда вроде только проснулся и моргнул – а уже вечер и ничего не успел...